Новости России и Мира на News WEB

Си Цзиньпин без границ

0 1

Власти Китая собираются отменить существовавшее с 1982 года ограничение на количество сроков пребывания у власти председателя КНР. Это открывает нынешнему председателю Си Цзиньпину дорогу к практически неограниченному правлению, ведь два других ключевых поста (глава партии и глава армии) и сейчас не имеют временных ограничений. Сторонники нынешнего главы Китая говорят, что для проведения начатых им реформ положенных по закону десяти лет было бы мало, противники — что страна встает на опасный путь, который может привести к диктатуре.

В воскресенье утром официальное китайское агентство «Синьхуа» опубликовало новость, которая фактически известила о начале в Китае новой эры. По сообщению агентства, Центральный комитет Компартии (ЦК КПК) предложил убрать из конституции страны фразу о том, что председатель и заместитель председателя КНР «могут занимать должность не более двух сроков подряд». Позже агентство опубликовало документ с мероприятия, на котором было принято это решение. Оно, судя по датировке, состоялось 26 января. Почему обнародование состоялось только через месяц, агентство не сообщило. Скорее всего, это решение еще раз будет обсуждено на третьем пленуме ЦК КПК (26–28 февраля) и окончательно подтверждено на ежегодной сессии Всекитайского собрания народных представителей 5 марта.

Объявление фактически открывает путь к неограниченному правлению нынешнего председателя КНР Си Цзиньпина. Напомним, лидер КНР обычно занимает три высших поста: председателя КНР (аналог президента в других странах), генерального секретаря Компартии Китая (главный пост, дающий большую часть полномочий) и главы Центрального военного совета, управляющего армией. Формальные законодательные ограничения по срокам существуют только для поста председателя КНР, который при этом является самым «слабым» из всех трех. Его основное назначение — давать обладателю статус главы государства, чтобы в случае путешествия в другие страны ему оказывали соответствующий прием.

Занимать два других ключевых поста лидер КНР может и более двух сроков по пять лет, хотя это и будет грубым нарушением устоявшейся практики смены политических поколений. Согласно этой практике, Си Цзиньпин, пришедший к власти в 2012 году, должен покинуть свой пост генсека в 2022 году, передав власть молодому преемнику, кандидатура которого будет согласована всеми группами интересов. В марте 2023 года на первой после съезда сессии Всекитайского собрания народных представителей он также должен покинуть пост председателя КНР, передав его новому генсеку.

Ликвидация ограничений по срокам на посту председателя — важный символический шаг, не оставляющий ни малейших сомнений в намерениях генсека остаться у власти как минимум до 2027 года (ему тогда будет 74 года).

«Примечательно, что в первых объяснениях причин этого шага отсутствует развернутая аргументация. Написано лишь, что «в решающий момент следует следовать воле Центрального комитета»,— обратил внимание “Ъ” старший научный сотрудник Центра исследований Восточной Азии и ШОС МГИМО Игорь Денисов.— При этом подчеркивается, что речь идет о «частичных изменениях», хотя на самом деле «новый период социализма с китайской спецификой» (так Си Цзиньпин называет период своего правления.— “Ъ”) означает и принципиально новую конфигурацию власти. Контуры ее до конца не ясны, но, скорее всего, она будет строиться не на формальных институтах, а на принципах «политической этики», где главным будет лояльность «сердцевине системы» (титул, выданный Си Цзиньпину ЦК КПК.— “Ъ”), то есть лидеру».

В том, что генсек КПК каким-то образом захочет выделиться на фоне своих предшественников, эксперты говорили “Ъ” на протяжении последних трех лет. Ключевой точкой здесь стал прошедший в октябре 2017 года XIX съезд Компартии Китая, на котором «идеи Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой для новой эры» были внесены в устав КПК как идеологический вклад нового руководителя в фундамент китайского государства. Тревожные предположения экспертов тогда не сбылись: Си Цзиньпин не стал нарушать писаные или неписаные правила и ломать сложившийся в 1980-е годы порядок обновления элиты.

Единственным отступлением от практики стало отсутствие в новом составе управляющего страной постоянного комитета Политбюро молодого (50–55 лет) политика, который в 2022 году сменил бы Си Цзиньпина в рамках проходящей каждые десять лет ротации лидеров страны. Впрочем, это могло быть сделано по множеству разных причин. Оставалась надежда, что генсек не станет ломать порядок смены власти. Ведь он был установлен архитектором китайских реформ Дэн Сяопином для того, чтобы избежать геронтократии, которую он небезосновательно считал причиной паралича и развала СССР.

«Теперь окончательно становится понятно, что имел в виду Си Цзиньпин, когда провозглашал на XIX съезде КПК «новую эру»,— заметил в беседе с “Ъ” научный сотрудник Центра азиатско-тихоокеанских исследований ИИАЭ ДВО РАН Иван Зуенко.— «Новая эпоха» — это вообще отказ от политических практик, связанных с правлением Дэн Сяопина. Отказ от «Китая Дэн Сяопина» и возвращение к «Китаю Мао Цзэдуна». Отказ от системы коллективного руководства, от смены поколений лидеров раз в десятилетие, от недопустимости возвращения культа личности».

По мнению Ивана Зуенко, после нынешнего решения ЦК КПК нет сомнений, что отказ от ограничений по срокам означает не просто желание генсека удержаться у власти на пять лет больше, чем предполагалось ранее, но «переход к системе пожизненного правления».

С ним согласен и замдиректора ИСАА МГУ Андрей Карнеев. «О том, что в Китае идет ползучая «дедэнсяопинизация» недовольные нынешним китайским лидером говорили давно. Но обычно им сразу же возражали, что это неправда: Си Цзиньпин многократно лестно отзывался о Дэн Сяопине,— сообщил он “Ъ”.— Теперь это становится все более очевидно. Нынешний генсек полагает, что без его правления Китай ждет катастрофа и ее предотвращение намного важнее, чем формальные и неформальные ограничения».

Придя к власти в 2012 году, нынешний генсек действительно запустил масштабную программу реформ, которая длится и по сей день. Ключевые из них — реформа армии, экономики, борьба с долгами госкомпаний и местных правительств, укрепление авторитета Компартии и антикоррупционная кампания, которая стала визитной карточкой Си Цзиньпина. Собеседник “Ъ” в китайских госорганах сообщил, что прибегнуть к таким мерам «генсека вынуждает ситуация». «Положение очень опасное, все завоевания прошедших лет могут быть обнулены, если не принять решительных мер,— полагает он.— Главные проблемы сейчас сосредоточены внутри самой партии, и ее реформирование — самая острая и насущная задача».

Си Цзиньпин действительно не раз указывал на то, что ключевой для себя задачей считает «обеспечение лидерства партии над всеми делами страны»: это первый пункт программы «социализма с китайской спецификой для новой эры». Для этого, полагает ведущий научный сотрудник ИДВ РАН Василий Кашин, необходимо прекратить противостояние кланов и клик, характерное для Китая. «Концентрация власти в руках лидера устраняет предпосылки для фракционной борьбы в Компартии,— заявил он “Ъ”.— Си Цзиньпин вообще не намерен играть в сложные комбинации подобно тому, как это делал Дэн Сяопин, управлявший страной с поста председателя Центрального военного совета (Дэн Сяопин никогда не занимал два других важнейших поста в стране, будучи тем не менее фактическим лидером государства.— “Ъ”). Дэн был вынужден постоянно мириться с фракционной борьбой, даже несмотря на свой огромный авторитет».

К XIX съезду Си Цзиньпин действительно практически прекратил клановую борьбу в стране серией жестких посадок представителей всех основных группировок в китайской элите. Среди них были и видные члены «шанхайской клики» генсека Цзян Цзэминя, которая когда-то выдвинула Си Цзиньпина во власть, и члены «комсомольской группы» его предшественника Ху Цзиньтао, и члены остальных влиятельных кланов. Нынешнее Политбюро практически полностью состоит из не имеющих собственных амбиций технократов, основная задача которых — четко и качественно оформлять и исполнять идеи генсека.

В этой ситуации продление срока выглядит вполне логичным, полагает директор азиатской программы Московского центра Карнеги Александр Габуев. «Главный вопрос — выльется ли эта гиперконцентрация власти в нужные реформы или приведет к циклу набора полномочий без особого результата,— поделился он мыслями с “Ъ”.— Теперь у Си Цзиньпина нет отговорок, почему не проводятся нужные экономические, социальные и иные реформы. Власть до предела централизована, на ключевые посты в ходе XIX съезда посажены лояльные кадры, оппоненты разогнаны в ходе антикоррупционной кампании. Фактически первые пять лет были подготовительным этапом, и десятилетний срок правления Си Цзиньпина начинается сейчас».

Источник: kommersant.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.